Хрупкое чудо Гусь-Хрустального

 

От автора

В 2011 году городу Гусь-Хрустальный исполнилось 255 лет. «Подарком» к юбилею стало закрытие знаменитого Хрустального завода, давшего имя городу. Производство было остановлено 5 ноября 2011 г. по причине отключения электроэнергии за долги в 11 миллионов рублей (официальная версия). Последние работники предприятия были уволены в январе 2012 года. Новые владельцы начали процедуру банкротства.

Еще летом 2011, не зная об этих грядущих событиях, я и моя семья побывали в Гусь-Хрустальном. Об этой поездке, оставившей массу положительных эмоций, была написана для газеты статья. Сегодня она звучит по-другому, но я хочу, чтобы вы ее прочитали. Уж больно за державу обидно!

Можно много говорить о качестве продукции, о том, что производство перестало приносить прибыль, а штучные дорогие изделия с алмазной гранью уже не в моде и подходят больше для интерьера дворцов арабских шейхов. Но российский бренд «Гусевский хрусталь» должен жить (если уж не высокие технологии и машиностроение, так хотя бы Гжель, Хохлома, Гусь-Хрустальный…), а предприятие, когда-то дававшее работу немалой части населения Владимирской области, должно работать. Пока же, хрустальные мастера выживают за счет частного производства и торговли стеклянными изделиями и хрусталем.

Хрупкое чудо Гусь-Хрустального

За окном авто мелькали милые сердцу пейзажи среднерусской полосы, деревеньки, колокольни храмов, придорожные кафешки… Маршрут охватывал сразу три области – Московскую, Рязанскую и Владимирскую, а конечной целью был Гусь-Хрустальный. Уютный городок, затерявшийся в одном из самых живописных мест России - Мещере.

Владимирская земля богата своими дарами – природными и культурно- историческими. Хочешь отдохнуть от городской суеты? Тогда – на рыбалку, по грибы да ягоды. А можно на время уйти от проблем современности, окунувшись в особую атмосферу древних городов – Суздаль, Владимир, Муром, Покров, Ковров… Места здесь не хватит перечислить все те уголки земли русской, куда хочется бесконечно возвращаться за новыми открытиями. Вот таким новым знакомым и стал для меня Гусь-Хрустальный. Поездка в этот российский центр производства хрусталя планировалась давно. Во-первых, по слухам, цены на хрусталь здесь божеские, и можно прикупить оригинальные подарки. Во-вторых, выбиралась точка на карте, до которой удобно добираться от нашей дачи в Кратово, чтобы не из Москвы «пилить» по пробкам.

Туда было решено ехать через Владимир по трассе М-7 «Волга», обратно – по Егорьевскому шоссе через Спас-Клепики. На трассу мы вышли в районе Павловского Посада, миновав подмосковный дорожный коллапс. Так что, если бы не «толпы» машин, направляющихся на «МАКС» в Жуковском да пара аварийных пробок на подъезде к Владимиру, то наш путь по Горьковской магистрали можно было бы назвать скоростным.

И вот Гусь-Хрустальный встречает нас летним дождем, яблочным Спасом и многочисленными свадебными кортежами. Горожане приветливы, дороги хорошие, набережная у озера в центре города блестит чистотой.

Наш первый пункт – Гусевский музей хрусталя, который располагается в уникальном здании – Георгиевском храме, выстроенным по проекту знаменитого Бенуа и украшенного панно по эскизу Васнецова.

Здесь самое время сделать историческое отступление. В 1756 году купцы Мальцовы на реке Гусь начали строительство стекольной мануфактуры, давшей начало бренду Гусевский хрустальный завод. Причина строительства — необходимость вывода своих предприятий из Подмосковья, где правительство запретило стекольные заводы из-за вырубки лесов. Так, на речке Гусь Владимирского уезда Московской губернии, появилась стекольная фабрика. Сперва Аким Мальцов, затем его супруга Мария и сыновья Сергей и Иван, упорно работают над расширением производства. Иван Мальцов, будучи за границей в свите Николая I, изучает работу зарубежных фабрик, в частности, искусство изготовления богемского стекла, приобретает рецепты. Во время службы секретарем русской миссии в Персии, Мальцов оказался единственным выжившим после резни в посольстве, в которой погиб Грибоедов. Потом в качестве компенсации персидский шах разрешил Ивану Мальцову беспошлинную торговлю хрусталем в Персии. Постепенно гусевская стекольная фабрика становится хрустальным заводом, мастера которого имеют право ставить на изделиях царский герб. Местная продукция из хрусталя в 19 веке славились своей алмазной (бриллиантовой) гранью. В 1833 году на Всероссийской Петербургской выставке гусевский хрусталь завоевывает «большую золотую медаль». Еще через два года мальцовские изделия выходят на мировой рынок.

В 1880 г. после смерти Ивана Мальцова Гусевский хрустальный завод перешел к его племяннику — Юрию Степановичу Нечаеву-Мальцову (1834—1913). При нем Гусь-Хрустальный становится крупным фабричным поселком - завод хрусталя, несколько стекольных производств и бумагопрядильная фабрика работают на полную катушку, обеспечивая не только прибыль хозяевам, но и хороший кусок хлеба с маслом работникам. Вот тут и приходит на ум Юрию Степановичу построить храм. Да не какой-нибудь рядовой, сельский, а чтобы сродни хрустальным шедеврам был. Здание по проекту профессора Академии Художеств Леонтия Николаевича Бенуа строилось в 1892-1903 гг. Современники были восхищены результатом, а сам Бенуа писал: «В этот храм я вложил все, что мог, и, может быть, он останется лучшим из моих творений».

Конечно, нам, потомкам, достался лишь отзвук этого великолепия – Георгиевский храм был в 1920 г. перестроен под Дворец труда, не осталось колокольни и куполов. Но и сегодня, зайдя внутрь здания, невольно замираешь в восхищении. И не только от блеска огромной коллекции хрусталя (в музее 13 000 экспонатов - от зарождения производства до сегодняшних дней, ни один не повторяется).

Впечатляют свет и воздушность интерьера с уходящей вдаль и ввысь колоннадой из черного лабрадорита и огромным живописным полотном В.М. Васнецова. Алтарную часть собора украшает мозаика «О тебе радуется, Благодатная» известного петербургского мастера В.А. Фролова. В помещении - замечательная акустика (звучала тихая классическая музыка). Вот она, Волшебная сила искусства, влияющая на всех без исключения. В этом мы убедились, когда на выходе увидели увеличенную запись В.В. Путина в книге отзывов: «Уникальный музей, уникальные люди – спасибо! 2002г.».

Хозяина Гусевской хрустальной фабрики Нечаева-Мальцова часто спрашивали, почему он не пожалел колоссальных средств для создания такого шедевра в глуши Владимирской губернии. «А отчего стоит город Орвието в Италии? Для его собора ездят иностранцы издалека. Будет время, когда художники и ценители русского искусства станут ездить и на наш Гусь...» - отвечал Юрий Степанович.

Он, конечно, не мог знать, что предстояло пережить его городу: революции, войны, дефолты, упадок производства и обострение криминальной ситуации (в 2010 г горожане даже вынуждены были обратиться за помощью к Путину). Но, несмотря на все эти катаклизмы, современные потомки умудрились сохранить дело, начатое династией Мальцовых. Многие заморские гости, глядя сегодня на современные шедевры, не могут поверить, что, к примеру, сцену охоты или любовный сюжет на вазе нарисовал обыкновенный человек с помощью крошечного колесика.
Из музейных залов мы плавно (через дорогу) перешли в фирменный гусевский магазин, где можно купить и дорогой подарок, и стеклянную серийную посуду, и милую безделушку. Да и на улице, прямо «с колес» вам вежливо и со знанием дела предложат разнообразные сувениры из хрусталя, и цены будут ниже магазинных. А еще интересно посетить гусевский рынок, куда привозится хрупкая продукция со всех уголков России и СНГ и откуда она тоннами вывозится оптовиками. Мы не успели, рынок работает только до часу дня. Но и на стихийных развалах подарочный ассортимент радовал. Кстати, о подарках, за последнее десятилетие их стиль несколько преобразился, в духе времени, так сказать. Местным стеклодувам приходится выдувать много чего необычного. Например, коней в цвете российского триколора (презент Путину), хрустальную двухметровую свиноматку с поросятами для директора племенного хозяйства, а один деятель заказал впрок хрустальное надгробие с гравировкой наиболее важных этапов своего жизненного пути.

 

Мы же ограничились покупкой симпатичных сувениров для себя, друзей и знакомых, и теперь, после стольких впечатлений нам срочно требовалась физическая подпитка. Далеко ходить не надо было. Все объекты стратегической важности сосредоточены на центральной улице Кирова и площади Свободы, на которой, кстати, стоит памятник товарищу Ленину, «указывающему путь к светлому будущему». Нам вождь пролетариата «указал» на ресторан «Мальцовъ». Понятно, почему – кормят там вкусно и дешево. Самое дорогое блюдо – 250 р., а борщ по-мальцовски или суп Охотничий вообще по 60 р. Девушки-красавицы в русских нарядах были улыбчивы и внимательны. Обслуживание быстрое. Счет в 500 рублей на троих был приятным дополнением к десерту.

Но пора в обратный путь. Через Мещеру. На Спас-Клепики и Москву. Не раз приходилось бывать в этих местах, наслаждаясь уединением в заповедном краю, любуясь отражениями неба и леса в прозрачной озерной глади. Сейчас было не до романтики. Начало темнеть, в лобовое стекло ударили первые крепкие капли дождя, а впереди еще 200 км дороги. Кстати, о дорогах – Владимирский шоссейный участок блестел новехоньким асфальтом с яркими разделительными полосами, Рязанская область встречала заплатками, а Московская подпортила настроение однополосным движением со скоростью 5 км в час в районе Гжели. Но все мучения были не зря. Удивительный образ Гусь-Хрустального согрел душу, просветлил мысли и освежил чувства. Давно у меня не было такого ощущения «приятного послевкусия» после многочисленных поездок по малым городам России.

Я смотрю на изящную хрустальную птицу, купленную на память о городе, и думаю: «Прав был Мальцов. Будут ездить сюда люди».

Анна Жукова, август-сентябрь, 2011

Постскриптум

Фигурку хрустального гуся я обнаружила разбитой месяц назад. Может, кот виноват. Осталась от символа лишь рубиновая корона.

Разработка сайта - Интер Бизнес Системы
www.ibspro.ru